Ваш город...
Россия
Центральный федеральный округ
Москва
Белгород
Тула
Тверь
Кострома
Калуга
Липецк
Курск
Орел
Иваново
Ярославль
Брянск
Смоленск
Тамбов
Владимир
Воронеж
Московская область
Рязань
Северо-Западный федеральный округ
Санкт-Петербург
Вологда
Псков
Мурманск
Сыктывкар
Калининград
Великий Новгород
Архангельск
Ленинградская область
Петрозаводск
Южный федеральный округ
Краснодар
Астрахань
Элиста
Майкоп
Ростов-на-Дону
Волгоград
Крым/Севастополь
Северо-Кавказский федеральный округ
Дагестан
Владикавказ
Нальчик
Черкесск
Ставрополь
Магас
Грозный
Приволжский федеральный округ
Пенза
Оренбург
Уфа
Ижевск
Чебоксары
Саранск
Йошкар-Ола
Киров
Пермь
Нижний Новгород
Самара
Саратов
Казань
Ульяновск
Уральский федеральный округ
Екатеринбург
Курган
Тюмень
Челябинск
Югра
ЯНАО
Сибирский федеральный округ
Иркутск
Томск
Омск
Горно-Алтайск
Кемерово
Кызыл
Барнаул
Красноярск
Новосибирск
Абакан
Дальневосточный федеральный округ
Улан-Удэ
Чита
Магадан
Южно-Сахалинск
Якутск
Биробиджан
Петропавловск-Камчатский
Владивосток
Благовещенск
Хабаровск
Аналитика

Может ли брянский сыр быть «адыгейским»: как решение суда разожгло спор

Может ли брянский сыр быть «адыгейским»: как решение суда разожгло спор
Фото www.adygheya.ru/
Давно решенный, казалось бы, вопрос о том, кто имеет право производить адыгейский сыр, вдруг снова стал актуален. Несмотря на то, что еще в начале 2018 года Верховный суд России закрепил право выпускать сыр под брендом «адыгейский» только за предприятиями Адыгеи, в Сети появилась информация о том, что завод из Брянска это право оспорил и будет теперь на вполне законных основаниях продолжать выпускать продукцию с этим названием. Может ли областной суд оспаривать решение высшей судебной инстанции и что намерены предпринимать производители Адыгеи – разбирался корреспондент ИА «SM-News».

Позиция брянского завода 

Информация о признании права брянского завода на производство адыгейского сыра появилась после публикации на сайте областного Арбитражного суда решения. Оно касалось искового заявления Союза производителей адыгейского сыра к брянскому заводу «Умалат».

«Мы направили 13 претензий, большая часть производителей согласилась с нашими доводами – кто-то продукцию переименовал, кто-то перестал выпускать»

«Истец и третьи лица требовали от ЗАО «Умалат» изъятия из оборота и уничтожения товара, этикеток, упаковок товара, на которых размещено используемое наименование места происхождения товара «Сыр Адыгейский», а также взыскания компенсации в общей сумме 8,5 млн. рублей», — говорится в опубликованном пресс-службой суда решении.

Исковые требования удовлетворены не были. Как указано в решении суда — на основании того, что производители из Адыгеи и сами не применяют при изготовлении сыра исключительно традиционные способы. Например, при промышленном производстве он не прессуется в плетеных корзиночках из прутьев ивы. Хотя именно традиционный способ приготовления стал одним из оснований для закрепления права производить сыр только в Адыгее. А потому в выплате компенсации было отказано. Однако эта информация была интерпретирована совершенно по-другому.

«Судебные разбирательства касались другого вопроса. По закону на основании вынесенного ранее решения Верховного суда производители республики имели право потребовать от завода «Умалат» уничтожить этикетки и перестать производить сыр под брендом «Адыгейский». Поскольку наши законные требования не выполнялись, мы подали в суд заявление с требованием о компенсации ущерба. Арбитражный суд Брянской области решил выступить на стороне своего производителя и отказал нам в компенсации ущерба. Никакого другого решения не выносилось», — прокомментировал коммерческий директор Красногвардейского молзавода Руслан Тешев.

По словам Тешева, есть вероятность того, что неверно интерпретированная информация была разослана и в федеральные торговые сети. Иначе объяснить причины появления на полках магазинов адыгейского сыра от производителя «Умалат» невозможно, считает он.

«Адыгейский сыр для республики является стратегическим продуктом. С ним связывают не только развитие пищевой промышленности, но и сохранение традиций и обычаев»

Зачем нужен патент?

Откуда вообще возник этот спор на право производства и зачем предприятиям Адыгеи его закреплять за собой? В Союзе производителей адыгейского сыра поясняют: исключительно для того, чтобы защитить потребителей от некачественных подделок.

В настоящем адыгейском сыре, например, используется только цельное молоко. Работающие в Адыгее предприятия на этот предмет контролируются – для этого, в частности, и была создана такая организация, как Союз производителей адыгейского сыра. Проконтролировать заводы других регионов сложно.

Изначально судебный спор возник по заявлению четырех бизнесменов из разных регионов страны, которые боролись за право производить продукт под этим брендом за пределами Адыгеи. Результатом стало сначала решение Суда по интеллектуальным правам – в пользу производителей Адыгеи. Затем — Верховного суда России. Оно, казалось, поставило точку в этом споре. Но в действительности борьба с нарушителями продолжилась.

«Решение Брянского арбитражного суда решение будет обжаловано в суде кассационной инстанции»

«Эту борьбу мы ведем с 2018 года, выявляя в крупных торговых сетях адыгейский сыр предприятий, которые не имеют свидетельства, дающего право на производство адыгейского сыра. Мы направили 13 претензий, большая часть производителей согласилась с нашими доводами – кто-то продукцию переименовал, кто-то перестал выпускать. И только завод «Умалат» — единственный сейчас в стране производитель, который пытается оспорить решение Верховного суда», — прокомментировала юрист Союза  Анастасия Черносмага. 

Поддержка молзаводов

Параллельно с борьбой за права производителей Адыгеи ведется модернизация производств. За последние несколько лет мощности молзаводов региона увеличились почти на 40%. По итогам прошлого года в Адыгее произвели 13,6 тыс. тонн сыра. К 2021 году эту цифру планируется увеличить еще почти на 20%. А если будет повышенный спрос –значительнее нарастить объемы производства.

Работа ведется и в плане наращивания объемов сырья. В перспективе на ближайшие 4 года Минсельхоз региона рассчитывает, что ежегодное производство молока в хозяйствах Адыгеи достигнет цифры в 135 тыс. тонн. Для этого уже запущен соответствующий региональный проект, ведется поддержка фермеров – с особым акцентом на тех, кто занимается именно молочным скотоводством.

«В 2018 году из республиканского бюджета выделено почти 12 миллионов рублей на субсидии фермерам для приобретения крупного рогатого скота молочного направления. Выданы гранты на общую сумму свыше 61 миллиона рублей для развития молочного животноводства 8 крестьянским хозяйствам. Для повышения продуктивности в молочном скотоводстве направлено 8 млн. рублей субсидий сельскохозяйственным товаропроизводителям за реализованное молоко», — прокомментировали в пресс-службе главы Адыгеи.

Что касается борьбы с нарушителями — предприятия Адыгеи продолжают доказывать свое исключительное право на производство адыгейского сыра. Тем более что  положительная судебная практика уже есть. С позицией правообладателей  согласились Арбитражный суд Чувашии и Арбитражный апелляционный суд Владимирской области. 

«Адыгейский сыр для республики является стратегическим продуктом. С ним связывают не только развитие пищевой промышленности, но и сохранение традиций и обычаев, а также повышение туристской привлекательности республики через проведение событийных и гастрономических мероприятий», — говорится в официальном заявлении председателя Союза производителей Адыгейского сыра Мурата Тлюстангелова.

Последнее решение Брянского арбитражного суда  будет обжаловано в суде кассационной инстанции.

Соловьёв предложил Орешкину в день рождения переименовать министерство. Подборка интригующих новостей, подписывайтесь в Яндекс Новости
Яндекс.Метрика