Ваш город...
Россия
Центральный федеральный округ
Москва
Белгород
Тула
Тверь
Кострома
Калуга
Липецк
Курск
Орел
Иваново
Ярославль
Брянск
Смоленск
Тамбов
Владимир
Воронеж
Московская область
Рязань
Северо-Западный федеральный округ
Санкт-Петербург
Вологда
Псков
Мурманск
Сыктывкар
Калининград
Великий Новгород
Архангельск
Ленинградская область
Петрозаводск
Южный федеральный округ
Краснодар
Астрахань
Элиста
Майкоп
Ростов-на-Дону
Волгоград
Крым/Севастополь
Северо-Кавказский федеральный округ
Дагестан
Владикавказ
Нальчик
Черкесск
Ставрополь
Магас
Грозный
Приволжский федеральный округ
Пенза
Оренбург
Уфа
Ижевск
Чебоксары
Саранск
Йошкар-Ола
Киров
Пермь
Нижний Новгород
Самара
Саратов
Казань
Ульяновск
Уральский федеральный округ
Екатеринбург
Курган
Тюмень
Челябинск
Югра
ЯНАО
Сибирский федеральный округ
Иркутск
Томск
Омск
Горно-Алтайск
Кемерово
Кызыл
Барнаул
Красноярск
Новосибирск
Абакан
Дальневосточный федеральный округ
Улан-Удэ
Чита
Магадан
Южно-Сахалинск
Якутск
Биробиджан
Петропавловск-Камчатский
Владивосток
Благовещенск
Хабаровск







































Аналитика

ГЭС под вопросом: проект возведения гидроэлектростанции в Адыгее под угрозой срыва

ГЭС под вопросом: проект возведения гидроэлектростанции в Адыгее под угрозой срыва
Фото www.yuga.ru

Главная тема экономической повестки Адыгеи начала марта – амбициозный проект строительства гидроэлектростанции на Краснодарском водохранилище. Компания «Адыгейская ГЭС» заявила о подписании соглашения с новым инвестором – теперь из Чечни. Тем временем в Минэкономразвития Адыгеи при всей заинтересованности в решении энергетических проблем региона заявляют, что отказываются поддерживать проект. Из-за всплывших рисков, угроз и сомнительности действий руководства «Адыгейской ГЭС». Какие это угрозы, почему иностранные партнеры отказываются вкладывать в проект деньги, а руководство компании продолжает настаивать на том, что проблем с возведением объекта нет, – разбирался корреспондент ИА «SM-News».

Китайские партнеры

Официально и громко о проекте заявили в 2017 году, когда на первом международном форуме «INVEST IN ADYGEA» гендиректор «Адыгейской ГЭС» Игорь Осмоловский и руководитель китайской компании «Энергооборудование «Амур-Сириус» Тао Жань подписали соглашение.

«Мы считаем проект перспективным и планируем инвестировать средства посредством кредитования через китайские и российские банки. Уверен, мы сможем построить самую лучшую гидроэлектростанцию», — сказал тогда Тао Жань.

Но оптимистичные прогнозы китайской компании не оправдались. С 2017 года о проекте не было слышно ничего. До начала марта, когда появилась новость о том, что руководство «Адыгейской ГЭС» нашло новых инвесторов —  чеченский холдинг RIM group. Куда делись китайские партнеры? В интервью журналистам гендиректор компании Игорь Осмоловский уклончиво заявляет, что проект просто пересмотрен.

«Мы пересмотрели проект и приняли решение сотрудничать с чеченским холдингом. Это позволит сократить стоимость проекта, при этом применяя современнейшие технологии строительства гидросооружений, — цитирует  Осмоловского Интерфакс.

Реальные риски

Изначально с учетом задач по снижению энергодефицитности Адыгеи проект строительства ГЭС был признан приоритетным и сопровождался по принципу «одного окна». Что это значит? Что республиканские власти готовы были всячески проект поддерживать: избавить инвестора от бюрократических проволочек, предоставить всевозможные льготы. Это одна из форм господдержки, которая упрощает согласование различных технических и юридических вопросов. Их решение происходит в одном ведомстве —  как правило, в Минэкономразвития, в самые короткие сроки.

Однако позднее в отношении проекта выявился ряд рисков, и у регионального министерства экономики появись сомнения в том, реальны ли вообще планы инвестора.

 «У нас не такие оптимистичные взгляды на этот проект, как у АО «Адыгейская ГЭС». Это связано с выявленными рисками. К сожалению, инвестор не выполняет дорожную карту проекта и свои обязательства по информированию нашего министерства о стадиях выполнения инвестсоглашения», — рассказали в пресс-службе Минэкономразвития Адыгеи.

Соглашение о сопровождении проекта по принципу «одного окна» накладывает на инвестора определенные обязательства. В частности, он должен информировать о стадиях его реализации. По данным Минэкономики, руководство компании «Адыгейская ГЭС» предоставляло информацию не периодично, мероприятия, указанные в плане, не выполнялись или переносились по срокам.

Выявились риски и в финансовом плане. В феврале администрация Тлюстенхабльского городского поселения расторгла договор аренды на два земельных участка с «Адыгейской ГЭС». Эти участки компания получила два года назад как раз для реализации проекта. За это время в общей сложности плата за аренду составила чуть более 450 тысяч рублей. А вот сумма задолженности оказалась в 10 раз больше – почти 5 млн. рублей. Долг и стал поводом для расторжения договора в одностороннем порядке.

Угроза безопасности 

Размещать новую ГЭС планировалось на Краснодарском водохранилище. Однако, по информации Росводресурсов, озвученной после совещания по обсуждению предпроектной документации, выяснилось, что строительство гидроэлектростанции повлечет за собой реальную угрозу. Водохранилище может не выдержать нагрузки.

«Вероятный экономический ущерб может превысить 396 миллиардов рублей. Может пострадать население: до 52,5 тысячи жителей Адыгеи и 691,5 тысячи человек в  Краснодарском крае», — говорится в протоколе совещания.

Руководство Краснодарского водохранилища пояснило, что размещение ГЭС в старом русле реки Кубань (как это планировала компания «Адыгейская ГЭС») приведет к тому, что вода может начать разрушать материал, из которого сложена плотина, разрушиться также может дно канала и его крепление.

Но и это не все. Эксплуатация ГЭС может повлиять  на выполнение задач, для которых, собственно, строилось Краснодарское водохранилище. Это орошение рисовых полей – 225 гектаров, питьевое водоснабжение Анапы, Темрюкского района, Краснодара и рыбохозяйственная деятельность.

«Учитывая то, что при реализации вышеуказанного проекта за счет инвестиций частных инвесторов образуется новый частный объект на территории стратегически важного особо опасного объекта России, проект должен реализовываться и согласовываться на государственном уровне», — прокомментировал директор ФГУ «Краснодарское водохранилище» Владимир Грищенко.

Совещание по обсуждению предпроектной документации на возведение ГЭС, на котором были сделаны выводы о том, что строить гидроэлектростанцию опасно, прошло еще в январе 2018 года. Представитель компании «Адыгейская ГЭС» — заместитель гендиректора Юрий Джабатыров  на нем присутствовал. Но информации о том, что проект пересмотрен, после этого не поступало. 

Между тем в ведомстве утверждают: ни экономической, ни инженерно-технической обоснованности проекта нет. На этом основании Минэкономразвития Адыгеи отказалось от господдержки строительства ГЭС стоимостью 9,7 млрд. рублей. Соглашение о сопровождении проекта по принципу «одного окна» расторгнуто.

«Республика является энергодефицитным регионом, где собственная выработка электрической энергии составляет всего около 10% от потребления. Реализация данного проекта позволила бы сократить энергодефицит, доведя собственную выработку до 40% от потребности. При реализации проекта планировалось создание 40 рабочих мест», — прокомментировали в министерстве экономического развития и торговли Адыгеи.

Но выявленные риски не оправдывают всего этого. Руководство республики поддерживает подобные проекты. Позитивный пример – строительство ветропарка. Там работа ведется абсолютно открыто и прозрачно.

Ветропарк в Адыгее — самый масштабный объект строительства ветроэнергетики страны. Его реализует компания «ВетроОГК». Планируется строительство трех очередей, кроме мощности первой — на 150 МВт, будет построена вторая на 40 МВт и третья на 60 МВт. Как не раз заявлял инвестор, Адыгея была выбрана местом реализации проекта как раз из-за благоприятного инвестклимата и того, что власти готовы содействовать бизнесменам, которые помогут региону развиваться.

Позиция «Адыгейской ГЭС»

Руководство «Адыгейской ГЭС», между тем, стоит на своем. И делает заявления о том, что им не в полной мере оказывают необходимую поддержку.

«Мы предоставляли информацию о существующих проблемах в реализации проекта. Однако власть не вмешивалась в ситуацию», — сказал в интервью «Коммерсанту» заместитель гендиректора по экономической безопасности компании Михаил Иваненко.

При этом он заверил, что несмотря на сложности работы на объекте идут согласно бизнес-плану.

Попытка №1 

Впрочем, сложности компания испытывает еще с 2008 года – с того самого момента Игорь Осмоловский и Юрий Джабатыров  продвигают инициативу по строительству объекта. Сложности эти связаны с финансами и судебными разбирательствами. В 2009 году, например, ОАО «Адыгейская ГЭС» (спустя 7 лет была преобразована в АО с одноименным названием) пыталась получить кредит – 65 миллионов евро  на строительство объекта  от консорциума западных банков, представляемых швейцарской компанией «СОШУ Финанс».

Юрий Джабатыров, который в то время возглавлял компанию, заявлял, что договор со швейцарской фирмой был заключен еще в 2008 году, но тогда ГЭС не получила деньги из-за начавшегося финансового кризиса. Спустя год, по его словам, компания дала письменную гарантию, что кредитные средства будут перечислены. Окончить строительство первой очереди ГЭС планировалось в 2011 году.

 «Если все сложится удачно, то к концу года (2009-го – прим. ИА «SM-News») мы закончим проектирование и начнем строительство основного здания, — заявлял в интервью Джабатыров.

За это время в компании произошло многое. Сменилась форма собственности, гендиректор и его заместитель поменялись должностями (с 2015 года фирму возглавляет Игорь Осмоловский, который ранее был на посту зама). Но гидроэлектростанция так построена и не была. А у одного из руководителей этой фирмы появились проблемы с законом. Юрий Джабатыров был причастен к совершению коррупционных и экономических преступлений.

В 2009 году он был осужден к 2 годам лишения свободы за дачу взятки должностному лицу. За автомобиль «Лексус», который он подарил тогдашнему главе одного из муниципалитетов Адыгеи, он приобрел земельный участок площадью 8,8 га. Его рыночная стоимость оценивалась в 18,2 млн. рублей, заплатил за него Джабатыров чуть более 7 тысяч рублей.

По данным источника в правоохранительных структурах, в 2018 году в отношении Джабатырова возбуждено еще одно уголовное дело. На этот раз за ДТП со смертельным исходом, по которому он сейчас активно занимается своей защитой.

Адыгея заинтересована в надежных инвестиционных проектах в области энергетики, поскольку снятие этого инфраструктурного барьера является одним из основных направлений Стратегии социально-экономического развития республики до 2030 года, нацеленной на реализацию экономического потенциала региона. Ключевое слово в этой фразе – «надежные». А не те, что ставят под сомнение позитивный имидж республики в экономической сфере.

Спрошу должным образом за оскорбление. Кадыров ответил Порошенко. Подборка интригующих новостей, подписывайтесь в Яндекс Новости
Яндекс.Метрика